14 января 2022 20:55

Экспертная работа должна быть построена на предложении путей решения, а не их принятии

Экспертная работа должна быть построена на предложении путей решения, а не их принятии

Участники сессии «Экспертиза в России: между консультированием и публичной политикой», состоявшейся в рамках второго дня Гайдаровского форума-2022 в РАНХиГС, обсудили как изменились образ и задачи экспертов с начала 2000-х, какие задачи может решать новый состав Экспертного совета при Правительстве РФ. 

Участниками дискуссии стали ректор РАНХиГС Владимир Мау, научный руководитель НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов, президент НИЦ «Курчатовского института» Михаил Ковальчук, президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин и президент, председатель правления ПАО «Ростелеком» Михаил Осеевский. 

Экспертиза в современной России успела пройти несколько этапов, считает научный руководитель НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов. По его словам, в начале 90-х с приходом международных финансовых институтов появились зарубежные эксперты, которые полностью оттеснили национальную экспертизу, выделилась группа экспертов, которые лишь обслуживали или лоббировали чьи-то интересы. «Сегодня мы видим другое состояние экспертизы, которое позволило Правительству РФ снова обратиться к идее экспертного совета, но с совсем другим техническим заданием», — добавил он. 

В свою очередь ректор РАНХиГС Владимир Мау считает, что можно выделить несколько этапов развития экспертизы в нашей стране. «В 90-е годы была задача освоения большого международного опыта, который не вписывался в те задачи, которые до этого решала советская экономика. Очень важным достижением последних 30 лет является востребованность качественной экспертизы: эксперты работают с Правительством, а сотрудники Правительства, включая руководителей, периодически возвращаются в экспертную деятельность. Сегодня экспертная работа — это прежде всего анализ и выявление вариантов, рисков, возможностей, альтернатив. Однако важно, чтобы эксперт не воспринимал себя политиком: он не должен говорить министру, что ему следует делать. У руководителей органов власти совершенно другой уровень ответственности перед обществом. Роль эксперта ― не навязать свою точку зрения, а объяснить все варианты действий и возможные риски каждого из них».

Александр Шохин отмечает, что РСПП всегда выступал за площадки, на которых корпоративные и индивидуализированные лоббистские интересы принимают форму экспертизы, сталкиваясь с мнениями других групп влияния. «РСПП всегда говорит, что наша позиция проголосована, и только тогда мы вносим ее как позицию бизнес-сообщества, то есть экспертиза, которая облечена в такой формат институционального лоббизма кажется нам вполне уместным. Мы не можем ставить задачу, но мы фиксируем свою точку зрения и пытаемся добиться компромисса. Я считаю, что экспертиза соединённая с публичным, прозрачным лоббированием — этот нормально, главное показать кто и что лоббирует», — поясняет Шохин. 

По мнению Михаила Ковальчука, цель экспертизы на государственном уровне — оценка крупных социально-значимых проектов, важных для безопасности и обороны страны, и таких проектов становится всё больше. 

Михаил Осеевский, в свою очередь, поделился своим видением задач Экспертного совета. «Мне кажется, что у Правительства есть два посыла в сторону экспертов. Первый — конкретные ответы на их инициативы, по которым они бы хотели получить совет. Второе — стратегический поиск образа будущего по самому широкому спектру вопросов. Вторая часть требует очень серьёзной вовлеченности самого правительства и его руководителя в эту работу», — сказал он.

Видеозапись сессии доступна по ссылке

Фото: Сергей Карпухин/Будущее России. Национальные проекты/ТАСС

Наверх